Новости
05.02.17
Закон и мораль в разрешении семейных споров
Закон охраняет семейные ценности и традиции, формирует ответственности сторон семейных взаимоотношений, защищает права и интересы каждого члена конкретной ячейки общества.


подробнее
30.01.17
Вниманию собственников нежилых помещений!!!
Юридическая Компания "АМПАРО" приглашает собственников нежилых помещений и арендодателей к взаимовыгодному сотрудничеству на постоянной основе.


подробнее
27.01.17
Вниманию клиентов Компании и посетителей сайта!!!
Обращаем внимание всех клиентов Компании и посетителей сайта, что телефоны Юридической Компании "АМПАРО" изменились. Актуальную информацию можно найти в разделе "Контакты".
подробнее

Основные черты права нового и новейшего времени. Правовые системы в Новое время

История права нового времени начинается с буржуазных революций XVII-XVIII вв. Положив начало перевороту в области экономических, социальных и политических отношений, эти революции привели к значительным изменениям в праве.

Победившая буржуазия проявила большую активность в области права, провела кодификационные работы, приняла важные правовые документы, которые стали классическим выражением сущности капиталистического общества и не утратили своего значения по настоящий день. Наступила эпоха господства нового права, прогрессивных принципов в праве.

Рождение права нового времени означало большой прогресс по сравнению с эпохой господства феодального права. Новое право раскрепощало личность от многочисленных феодальных уз, упраздняло сословное деление и провозглашало формальное равенство граждан перед законом. Оно упраздняло ряд средневековых ограничений в сфере собственности, производства и торговли, открыв тем самым простор для развития новых производительных сил. В ходе буржуазных революций на смену феодальному произволу, жестокости, грубой силе пришел буржуазный правопорядок, который был основан на законе. При конструировании нового правового порядка буржуазия поднялась до больших правовых обобщений, до изложения принципов права как такового.

Основными принципами победившая буржуазия провозгласила равноправие, свободу и законность.

Французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г. поставила принцип равноправия на первое место. В преамбуле к Конституции 1791 г. равенство подкреплялось уже более определенным и категоричным высказыванием о том, что национальное собрание «отменяет бесповоротно установления, причинявшие ущерб равенству прав». Конституция содержала антифеодальные положения об отмене дворянства, пэрства, наследственных и сословных отличий, вотчинной юстиции, феодальных титулов и целого ряда других средневековых привилегий дворянства.

Свобода, формально сформулированная в ст.4 французской Декларации 1789 г., означала свободу предпринимательства, свободу торговли и конкуренции и других свобод, не исключая и политических. Этот принцип был прогрессивным, так как открывал простор для развития производительных сил общества.

Провозглашение принципа законности имело для буржуазии большое прогрессивное и революционное значение.

До революции представители прежде всего третьего сословия испытывали на себе произвол феодальной юстиции и королевского правопорядка. Поэтому они хорошо понимали, что без обеспечения гарантий личности в сфере уголовного правосудия не может быть и речи о пользовании политическими и экономическими правами. Неудивительно поэтому, что уже в Декларации 1789 г. в ст. 5, и ст. 8 были сформулированы основные принципы новой политики в области уголовного права: «все, что не воспрещено законом, дозволено» и «никто не может быть наказан иначе, как в силу закона, надлежаще примененного и обнародованного до совершения преступления». Эти положения затем были выражены в формулах: «нет преступления и наказания без указания на то в законе», «закон не имеет обратной силы». Ст. 8 Декларации предусматривала также, что «закон может устанавливать наказания, лишь строго и бесспорно необходимые». Якобинская декларация 1793 г. в ст. 15 дополнила это положение указанием на то, что «наказания должны быть соразмерны преступлениям и полезны обществу».

Дух законности пронизывает и процессуальные гарантии личности, предусмотренные в декларациях: «никто не может подвергнуться обвинению, задержанию или наказанию иначе, как в случаях предусмотренных законом, и при соблюдении форм, предписанных законом» (ст.7 Декларации 1789 г.); «каждый предполагается невиновным, пока не установлено обратное» (презумпция невиновности обвиняемого закреплена в ст.9); «в случае задержания лица всякая излишняя строгость, не вызываемая необходимостью обеспечить его задержание, должна сурово караться законом» (ст. 9).

Все эти принципы, наряду с принципом «верховенства права» были воплощены в сложившихся в Новое время правовых системах.

В XVII-XVHI вв. право Нового времени утвердилось лишь в тех государствах, где произошли буржуазные революции, то есть в Англии, Франции, США.

Но уже к концу XIX в. новый правопорядок проникает в другие страны и устанавливается мировое господство права нового времени. К этому времени складываются две мировые системы права:

- англосаксонская («общее»);

- германо-романская или континентальная («цивильное»). Если мы говорим о двух разных правовых системах, следовательно, в их основе лежало различное право.

Нетрудно заметить, что англосаксонская система права обязана своему возникновению английскому праву. Вторая система выросла на базе французского права, созданного в ходе буржуазной революции.

Образование и эволюция буржуазного права в Англии определялись конкретно историческими условиями становления в ней капиталистических отношений, особенностями буржуазных революций, остротой и характером классовой борьбы.

Одна из специфических черт английской революции состоит в том, что буржуазия в союзе с новым дворянством (джентри) не стремилась к коренной перестройке старой политической и правовой системы. Правовая система подверглась изменениям лишь постольку и в той ее части, поскольку и где она задевала коренные интересы буржуазии, создавала препятствия на пути неограниченного накопления капитала. Иными словами, развитие английского буржуазного права пошло по пути приспособления феодального права к новым буржуазным отношениям.

Иной подход буржуазии к решению правовых вопросов мы видим на примере Французской революции, которая привела к коренной ломке феодальной правовой системы. Глубокое вторжение Французской революции в сферу права объясняется историческими условиями возникновения этой революции, острым противоречием между феодальным правом и насущными потребностями капиталистического развития страны. В отличие от Англии во Франции накануне революции правовая система была архаичной, мало соответствовала требованиям буржуазии, препятствовала глубоким социальным и политическим переменам. Идейно подготовила падение старой правовой системы сокрушительная критика основных устоев феодального права, содержавшаяся в работах французских просветителей, которые обобщали опыт развития буржуазной государственности в Англии. Это позволило выявить слабые места феодального права и наметить основные направления в создании правовой системы.

Так сформировалось английское право с примесью феодального права и французское - чисто буржуазное право.

Выход английского и французского права на мировую арену начался в эпоху буржуазных революций по мере втягивания народов в единое мировое капиталистическое хозяйство. Образование двух различных мировых систем права связано с тем, что и Англия, и Франция, не уступая друг другу ни в уровне развития, ни в богатстве, ни в степени своего влияния на мировые процессы, экспортировали свое право вместе со своими товарами, капиталами и идеями, насаждали его силой в своих колониях, протекторатах, в странах, оказавшихся в зависимости от капитала той или иной европейской страны.

Англосаксонская система права была характерна для Англии, США, Канады (кроме Квебека, где применялось в основном французское право), Австралии, Новой Зеландии, Индии и ряда африканских колоний.

Захватывая колонии, англичане обычно не уничтожали там полностью традиционное местное право (например, индусское, мусульманское). Но это право действовало в незначительных пределах, главным образом, в сфере семейных отношений, и сохраняло свое подчиненное положение по отношению к английскому праву, которое определяло развитие правовой системы в целом. В качестве примера можно назвать колонии и протектораты Англии в Юго-Восточной Азии - Сингапур, Гонконг. В конце XIX - начале XX вв. английское право было положено в основу кодификаций отдельных отраслей и институтов, которые были проведены в ряде колоний. Разработанный под руководством английского юриста Маколея и принятый в 1860 г. уголовный кодекс Индии по общему духу был близок к английской правовой системе. На основе английского права в 1892 году был принят уголовный кодекс Канады.

Свои особенности были присущи англосаксонской правовой системе в английских колониях в Южной Африке. Эти колонии расширялись по мере захвата бурских республик. В этих колониях действовало голландское право, основные черты которого определились еще в XV-XVII вв. Англичане, утвердив свое господство в южноафриканских колониях, сохранили там действие как некоторых местных обычаев, так и голландского права.

Однако в течение XIX века и в начале XX века южноафриканское право перерабатывалось под господствующим влиянием английской юриспруденции. В результате, по словам южноафриканских юристов, там сложилась «правовая система-гибрид», где тесно переплетались элементы английского и голландского права.

Смешанная система права, хотя с более очевидным влиянием английских доктрин, сложилась исторически и в ряде других колониальных владений Англии, например, на Цейлоне, в Вест-Индии.

В США также утвердилась англосаксонская система права. Несмотря на то, что к концу XIX в. США превратились в одну из крупнейших капиталистических держав, английское право, сложившееся после завоевания независимости, по-прежнему сохраняло свои позиции. Исключение составляли штаты Луизиана и Флорида, где исторически доминировало французское и испанское право. Влияние английского права проявилось, прежде всего, в законодательстве и праве штатов, ибо в соответствии с федеральной Конституцией к сфере их компетенции относились важнейшие вопросы уголовного, процессуального и гражданского права. При образовании США Конституции одних штатов прямо перечисляли в числе источников права английские статуты и «общее право» (например, штаты Нью-Йорк и Мэриленд), конституции других - в более общей форме говорили о том, что продолжает действовать все то право, которое существовало там до провозглашения независимости.

Сам термин континентальная система права несколько условен и неточен. Дело в том, что формировавшаяся под сильным влиянием римского права эта система далеко вышла за рамки европейского континента, где она утвердилась в таких странах, как Франция, Бельгия, Германия, Испания, Италия и другие. В силу влияния римско-испанских традиций эту систему восприняли в XIX в. все латиноамериканские республики. Основные положения этой системы насаждались в XIX и начале XX вв. в многочисленных африканских колониях Франции, Бельгии, Голландии и других буржуазных государств европейского континента. Заметное влияние континентальной системы можно видеть также в японских кодификациях конца XIX - начала XX вв., в праве Египта.

Отличия континентальной системы права от англосаксонской коренятся в том, что континентальная система права создавалась в основном умозрительно настроенными учеными -теоретиками, группировавшимися вокруг университетов, и создавалась прежде всего на основе гражданского, частного, а не государственного права.

Будучи основательно фундированной теоретически, эта система оказалась намного стабильнее, устойчивее, нежели сама политическая реальность, ее породившая, с ее переменчивостью, постоянной борьбой, частой сменой власти. Поэтому право континентальной системы приобретает относительно самостоятельную роль, регулирует широкий круг однотипных отношений.

Что касается англосаксонской системы, и в первую очередь Англии, то право здесь создавалось не столько теоретиками, университетскими учеными, сколько прагматиками, практиками, королевскими судами, рассматривавшими споры между отдельными гражданами. Отсюда нормы англосаксонского права менее абстрактны. Их задача разрешить конкретную проблему, а не формулировать общие правила на будущее.

В континентальной системе права основным источником права является закон. В странах континентальной системы права сложились специальные юридические конструкции, направленные на признание верховенства закона. С формально юридической точки зрения, в континентальной системе любое решение суда должно основываться на писаном праве - на законе. Судьи могут лишь применять право, но не создавать его. Так, ст.5 ГК Франции 1804 г. указывала: «Судьям запрещено выносить решение по подлежащим их рассмотрению делам в виде общего распоряжения». Примерно такие же положения были приняты в законодательстве латиноамериканских стран, воспринявших континентальную систему права (ст.3 ГК Чили 1857 г., ст. 17 ГК Колумбии 1873 г. и др.). В Аргентине, например, предусматривалось, что судебный прецедент и доктринальные работы являются вспомогательными в процессе толкования закона, но из-за отсутствия обязывающей силы не являются источниками права.

В противоположность континентальной системе права в англосаксонской системе источником является судебный прецедент, то есть судебные решения. Право здесь творят судьи. Однако в конце XIX в. в странах, относящихся к континентальной системе права, происходит заметное ослабление роли закона и возрастание роли судебного и административного правотворчества, то есть усиливается нивелировка в источниках буржуазного права стран континентальной и англосаксонской систем.

Другой специфической чертой континентальной системы права, появление которой относится к XIX в., является кодификация права. В этом проявилось стремление буржуазии создать четкую, логически обоснованную правовую систему, не зависящую от судебного толкования.

Большое значение в этом направлении имела кодификация французского буржуазного права, осуществленная в 1804-1810 годах правительством Наполеона, которое выражало интересы крупной буржуазии и крестьян-собственников. Для эпохи утверждения капитализма французские кодексы имели несомненное революционизирующее значение. Неслучайно буржуазия всех стран преклонялась перед кодификацией Наполеона, а юристы того времени писали, что это - «окончательная система права, обладающая неоспоримостью и ясностью геометрической системы». Кодексы Франции, особенно Гражданский кодекс, оказали огромное влияние на процесс утверждения принципов буржуазного права во многих странах, например, в Италии, Испании, Бельгии, латиноамериканских республиках и других государствах. По существу этот процесс определил формирование самой континентальной системы права.

Если во Франции за период с 1804 по 1810 года было принято 5 кодексов, то в Англии этого не наблюдалось. С середины XV века до середины XIX века в Англии только уголовных законов было принято свыше 14 тысяч. Все они не были подвергнуты кодификации. А это порождает хаотичность и разбросанность источников. Английское право сегодня включает тысячи парламентских актов, относящихся еще к XVIII веку, большое количество прецедентов (их сейчас более 400.000).

Континентальная система права отличается от англосаксонской также по своей внутренней структуре, по многим основным институтам и конструкциям. Это обстоятельство было обусловлено тем, что еще в средние века страны континентальной Европы испытали значительно большее воздействие римского права, нежели это было в Англии. Сама идея писаного права и кодификации в значительной степени предопределялась здесь тем обстоятельством, что юристы в этих странах были воспитаны на догмах римского права и рассматривали Corpus Juris civilis в качестве образца и высшего авторитета.

Буржуазия континентальных стран, проводя в XIX веке кодификационные работы, в значительной степени осуществляла их на основе римского права, очищая его от феодального налета и используя его рациональное зерно - логику построения, абстрактные конструкции и понятия, точные юридические определения. Для стран континентальной системы, как и для римского права, характерно деление права на публичное (связанное с государственными, якобы общенародными, интересами) и частное (открыто ассоциирующееся с индивидуальным, частным интересом). Им свойственен римский подход к праву собственности, договорам и т.д.

Таковы основные различия, лежащие в основе деления права на две вышеназванные правовые системы.