Новости
05.02.17
Закон и мораль в разрешении семейных споров
Закон охраняет семейные ценности и традиции, формирует ответственности сторон семейных взаимоотношений, защищает права и интересы каждого члена конкретной ячейки общества.


подробнее
30.01.17
Вниманию собственников нежилых помещений!!!
Юридическая Компания "АМПАРО" приглашает собственников нежилых помещений и арендодателей к взаимовыгодному сотрудничеству на постоянной основе.


подробнее
27.01.17
Вниманию клиентов Компании и посетителей сайта!!!
Обращаем внимание всех клиентов Компании и посетителей сайта, что телефоны Юридической Компании "АМПАРО" изменились. Актуальную информацию можно найти в разделе "Контакты".
подробнее

Становление общегерманской правовой системы

В Германии до ее объединения под эгидой Пруссии не было единой правовой системы. Образование в 1871 г. единой Германской империи вызвало необходимость унификации разобщенной правовой сферы. Конституция Германской империи установила, что к компетенции империи относится «общее законодательство в гражданском праве, уголовное право и судопроизводство» (ст. 4, п. 13).

Первым свое действие на всю Германию распространило Уголовное уложение Германской империи 1871 г.

В области гражданского права первые годы после объединения на территории империи действовал целый ряд правовых систем: Гражданский кодекс Наполеона, Австрийский гражданский кодекс, датское гражданское право, Прусское земское уложение и приспособленное к новым условиям римское право. В июле 1874 г. бундесрат назначил официальную комиссию по выработке все-германского гражданского кодекса, первый проект которого был завершен и опубликован в 1888 г. В ходе публичного обсуждения он вызвал много критики и по причине сложности и архаичности оказался неприемлемым.

В декабре 1890 г. бундесрат сформировал новую комиссию для доработки проекта гражданского уложения. Второй проект был закончен в 1895г. Его обсуждение растянулось на полгода, и только в 1896 г. уже в качестве третьего варианта он был принят рейхстагом, подписан императором и опубликован. Однако вступление его в силу было отложено до 1 января 1900 г. Одновременно с ним вступал в силу новый торговый кодекс (1897 г.), новые положения о регистрации земельной собственности и др.

Германское гражданское уложение 1896 г. в значительной степени базировалось на римском праве с использованием положений германского права. В отличие от традиционной римской (институционной) системы, которая лежала в основе Кодекса Наполеона, Уложение было построено по так называемой пандектной системе. В соответствии с ней общие для всех институтов нормы содержались в Общей части (первая книга). Особенная часть состояла из четырех книг, где все институты гражданского права были расположены по подотраслям: обязательственное право (вторая книга), вещное право (третья книга), семейное право (четвертая книга) и наследственное право (пятая книга).

Характерными чертами Германского гражданского уложения явились отсутствие определений институтов гражданского права, введение в него ряда норм, имеющих не правовое, а скорее моральное предписание.

В качестве субъектов гражданских правоотношений Германское гражданское уложение признавало физические и юридические лица.

Правоспособность физических лиц основывалась на принципе юридического равенства. Уложение твердо признало всеобщую гражданскую правоспособность всех граждан, наступавшую «с окончанием рождения» (п. 1). Полная гражданская дееспособность наступала с 21 года (п. 2). В возрасте от 7 до 21 года закон устанавливал различные степени ограниченной дееспособности (п. 106). Лишение дееспособности допускалось вследствие душевной болезни или слабоумия, вследствие расточительности, которая грозила опасностью «крайней нужды», а также пьянства, угрожавшего безопасности других (п.6). Существенного различия между правовым статусом мужчины и женщины, за исключением некоторых норм в области брачно-семейных отношений, Уложением не предполагалось.

Важным нововведением стало детальное регулирование правоспособности юридического лица. Германское гражданское уложение выделило два вида юридических лиц: учреждения и фрейны (общества, союзы). Союзы, в свою очередь, подразделялись на хозяйственные, имеющие целью извлечение прибыли (п.22), и нехозяйственные (п.21). В отношении фрейнов, созданных без коммерческой цели, действовал регистрационный (явочный) порядок образования, а для коммерческих обществ - разрешительный (концессионный)

Гражданское уложение признало за юридическими лицами широкую правоспособность, которая охватывала всю сферу гражданского права, за исключением правоотношений, характерных для физических лиц.

Обязательственное право. Характерной чертой структуры Германского гражданского уложения являлось выдвижение обязательственного права на первое место, впереди вещного права. Это свидетельствовало о возросшем значении товарно-денежного, капиталистического хозяйства.

Основным способом возникновения обязательственных правоотношений являлся договор. Уложение не давало четкого определения договора. Однако на основе анализа кодекса можно выделить ряд существенных черт договора. Договор понимался как юридическая связь, установленная между двумя или несколькими лицами. Содержанием договора могло быть как положительное действие, так и воздержание от такового. Договорные отношения строились на принципе свободы договорных обязательств.

Для отдельных видов договоров устанавливалась обязательная форма. В отношении сделок с недвижимостью требовалась форма «нотариального или судебного акта» (п. 313); письменная форма была необходима в отношении абстрактных обязательств (отвлеченного обещания уплаты долга, векселя), что было крайне важно для банковских операций.

Особым видом ограничений действительности договоров являлось соблюдение нравственных критериев - правил «общественной нравственности» (п. 138), требований «доброй совести» (п. 157), «добросовестно сообразуясь с обычаями гражданского оборота» (п. 242).

Германское гражданское уложение регулировало более 20 видов договоров, среди которых купля-продажа, мена, наем, аренда и др. Особый интерес представляет договор найма услуг (найма рабочей силы), который свидетельствовал о предоставлении наемным рабочим определенных правовых гарантий. К числу наиболее значимых следует отнести гарантии сохранения своего рабочего места и заработной платы в случае болезни (п. 616), требования к нанимателю заботиться о технике безопасности для рабочих (п. 618) и предоставлять нанявшимся «необходимое время» для попытки найти новую работу в случае объявления об увольнении (п. 629).

В качестве основания возникновения обязательств Уложение признавало и деликты (гражданские правонарушения), определяемые как недозволенные действия. По общему правилу ответственность несло лицо, виновное в причинении ущерба.

Вещное право. Германское гражданское уложение делило все вещи на земельные участки и движимые вещи, различая их правовой режим. К движимости относилось все, что не являлось земельным участком и его принадлежностью, прочно связанной с почвой (п. 94).

К числу вещных прав уложение относило право собственности, владение, пользование чужими вещами (сервитут, право застройки).

Основным институтом вещного права было право собственности. Составители кодекса не дали четкого понятия права собственности. Правомочия собственника определялись комплексно и имели всеобъемлющий характер. «Собственник вещи может, насколько тому не препятствует закон или права третьих лиц, обращаться с вещью по своему усмотрению и устранять других от всякого на нее воздействия» (п.903).

Широко была сформулирована и статья Уложения, посвященная важнейшему виду собственности - земельной. Правомочия собственника земельного участка простирались не только на поверхность земли, но «на пространство, находящееся над поверхностью, и недра земли, расположенные под нею» (п. 905). Собственнику недвижимости запрещалось однако препятствовать использованию пространства и недр «на такой высоте или на такой глубине, что устранение не представляет для него интереса». Ограничивали собственника земли и в интересах хозяйственного использования других земельных участков, обязывая его терпеть проникновение «к нему с другого участка газов, паров, запаха, дыма, копоти, теплоты, шума, сотрясения и др. подобных воздействий, если они нарушали его интересы в незначительной мере» (п. 906). В противном случае собственнику земельного участка были предоставлены запретительные правомочия.

Особое внимание уделялось в Гражданском уложении самостоятельному институту владения. Владение вещью понималось как «действительное господство над вещью» (п. 854). Владельцем признавался не только хозяин вещи, но и лица, обладающие вещью по договору «в качестве пользовладельца, закладодержателя, арендатора, нанимателя, хранителя или на основании подобного тому отношения, в силу которого он на время вправе или обязан по отношению к другому лицу владеть известной вещью» (п. 868). Признав владельцем вещи не только хозяина, но и других лиц, обладающих вещью на основе обязательственных отношений, кодекс оформил две категории владения-«непосредственного» и «посредственного». Обе категории владельцев получили самостоятельную защиту.

Семейное право. Заключение брака представляло акт гражданского состояния, регистрируемый «чиновником гражданского состояния лично и в одновременном присутствии вступающих в брак» (п. 1317). Церковная форма брака не запрещалась, но не имела юридической силы. Условиями вступления в брак являлись

- достижение брачного возраста (для женщин- 16 лет, для мужчин - 21 год);

- наличие обоюдного согласия вступающих в брак;

- отсутствие у брачующихся иного, уже заключенного законного брака.

Препятствиями к заключению брака могли служить

- нарушение принципа моногамии (до расторжения первого брака нельзя заключать второй);

- запрещение браков между лицами, находящимися в установленной законом степени родства;

- запрещение женщине вступать в новый брак в течении 300 дней со дня прекращения предыдущего;

- запрещение вступать в повторный брак разведенным лицам, если причиной развода было совершенное ими прелюбодеяние (п. 1305-1317). Брак, заключенный в нарушение перечисленных условий, признавался ничтожным.

Правовое регулирование личных отношений осуществлялось на основе главенствующего положения мужа в семье. «Мужу, -гласила п. 1354, - предоставляется право решать все вопросы, касающиеся совместной супружеской жизни». Однако в отличие от Кодекса Наполеона главенство мужа не было абсолютным. «Жена, - определялось в этой же статье, - не обязана подчиняться решению мужа, если оно представляется злоупотреблением с его стороны своим правом». Уложение не провозглашало власти мужа над личностью жены. Замужняя женщина была дееспособна. Он имела право на профессиональные занятия, занятия промыслом, предпринимательскую деятельность. Имущественные отношения между супругами регулировались режимом общности имущества супругов с правом мужа управлять им. По этой системе имущество жены, принадлежавшее ей до брака и приобретенное ею во время брака, названное в уложении внесенным, находилось в управлении и пользовании мужа. Муж приобретал «все выгоды от пользования внесенным имуществом таким же образом и в таком объеме, как пользовладелец» (п. 1383). Жена же для распоряжения внесенным имуществом должна была «испрашивать согласия мужа» (п. 1395). Помимо режима внесенного имущества, Гражданское уложение установило и режим отдельного имущества жены, на которое не простиралась власть мужа (п. 1356). К отдельному имуществу относились личные вещи жены, включая драгоценности, полученные в дар или по наследству, а также приобретенные «своим трудом или самостоятельным ведением какого-либо предприятия» (п. 1367). Таким образом, германская система имущественных отношений была более благоприятна для замужней женщины, чем в ряде других европейских стран, хотя равенства со статусом мужа германская женщина еще не получила.

Расторжение брака допускалось только в судебном порядке и при наличии особых оснований, к числу которых закон относил прелюбодеяние, совершение наказуемого деяния, злонамеренное оставление супруга, грубое нарушение созданных браком обязанностей, включая жестокое обращение с супругом (п. 1565-1568). Уложение не знало расторжения брака по взаимному согласию.

Взаимоотношения между родителями и детьми строились на принципе родительской власти. Оба родителя обязаны были «заботиться о личности детей», но более весомой являлась власть отца. При разногласиях между родителями предпочтение отдавалось его мнению (п. 1634). Закон предоставил отцу право «заботиться о личности и имуществе детей» (п. 1627), давать разрешение на брак законным детям, не достигшим совершеннолетия (п. 1305), «прибегать к соответствующим исправительным мерам», налагаемым опекунским судом по просьбе отца (п. 1631). В силу родительской власти отцу даже предоставлялось «право пользования имуществом детей» (п. 1649).

Сохранялось различие прав законных и незаконных детей. По отношению к матери и ее родственникам внебрачные дети занимали «юридическое положение законных детей» (п. 1705). По отношению к отцу такое родство не признавалось (п. 1589). Однако отец незаконного ребенка был «обязан доставлять ребенку, пока ему не исполнится 16 лет от роду, содержание, соответствующее общественному положению матери» (п. 1708).

Наследственное право. Германское гражданское уложение достаточно подробно регламентировало правоотношения, связанные с порядком наследования. Характерной чертой наследственного права Германии стало отсутствие пределов наследования по закону. При отсутствии более близких родственников наследниками умершего становились родственники любых отдаленных степеней родства. Основываясь на старом германском праве, кодекс ввел систему наследования по так называемым парантеллам (линиям), улучшил правовое положение пережившего супруга и внебрачных детей. Первую парантеллу (группу родственников) составляли нисходящие наследники (дети, внуки, правнуки). При этом, потомок, находящийся в живых, исключал дальнейших потомков, «через него состоящих в родстве с наследодателем» (п. 1924). Во вторую парантеллу входили родители наследодателя и их нисходящие родственники, в третью - дед и бабка и их нисходящие родственники и т. д. Внутри наследующей парантеллы наследство получали не все родственники, а только главы данной парантеллы. Если наследовала вторая парантелла, главами считались родители, если третья, - то дед и бабка, а при их отсутствии -следующие за ними по нисходящей. Главы наследующей парантеллы наследовали поровну (п. 1925, 1926). Особое правовое положение в данной системе наследования занимал переживший супруг, которого можно назвать привилегированным законным наследником. Независимо от наследовавшей парантеллы, закон предоставлял ему право наследования определенной части имущества умершего супруга. При призвании наследников первой очереди ему доставалась 1/4 имущества, при наследовании родственниками второй очереди, а также при наследовании бабкой и дедом - 1/2. Если же не было родственников первой и второй парантеллы, деда и бабки, то наследником всего имущества наследодателя становился переживший супруг (п. 1931). Наряду с наследованием по закону Гражданское уложение регулировало и наследование по завещанию. Уложение более последовательно, чем Кодекс Наполеона, проводило принцип свободы завещаний, допускало право «устранить от наследования по закону родственника или пережившего супруга...» (п. 1938). Однако в целях охраны интересов законных наследников закон установил некоторые ограничения завещательной свободы. К таким ограничениям, прежде всего, относилась «неотъемлемая доля». В соответствии с кодексом нисходящие наследодателя, а также его родители и переживший супруг, если они отстранены от наследования завещанием, могут потребовать предоставления им обязательной доли наследства, которая равнялась половине стоимости его доли при наследовании по закону (п. 2303).

Германское гражданское уложение 1896 г. стало вторым после Кодекса Наполеона 1804 г. классическим выражением гражданского права нового времени, оказавшим огромное влияние на правовое развитие не только ряда европейских, но и азиатских стран.

Уголовное право. В первой половине XIX в. наметился прогресс в сфере кодификации уголовного законодательства германских государств. В 1813 г. появилось Уголовное уложение в Баварии, в 1833 г. был издан Саксонский уголовный кодекс, а в 1851 г. после 25-летней подготовительной работы Уголовное уложение было принято в Пруссии. Процесс объединения Германии требовал проведения единой уголовной политики, уже Конституция Северо-Германского союза 1867 г. отнесла уголовное право к компетенции союзного законодательства. В 1870 г. появилось Уголовное уложение Северо-Германского союза, испытавшее на себе значительное влияние Французского уголовного кодекса 1810 г. и Прусского уложения 1851 г. В мае 1871 г., когда процесс объединения Германии завершился, Уголовное уложение Северо-Германского союза, претерпев некоторые изменения, превратилось в общеимперский уголовный кодекс и стало действовать на территории всей империи.

Уголовное уложение Германской империи 1871 г. состояло из трех частей. Первые две были посвящены общим вопросам уголовного права: принципам разграничения уголовных правонарушений и назначения наказания, определению стадий преступления, смягчающим и отягощающим обстоятельствам, а также институтам соучастия, покушения и др. Третья часть включала в себя нормы, касающиеся отдельных видов преступлений, и представляла собой Особенную часть.

Все уголовные правонарушения в зависимости от тяжести предусмотренных за них наказаний были разделены Уложением на преступления, проступки и полицейские нарушения.

Выделяя различные виды преступлений (государственные, преступления против религии, против собственности и против личности), к самым тяжким Уложение относило государственные. Перечень преступлений против государства был очень широк. Государственная измена, попытка насильственного изменения государственного устройства, изменение порядка престолонаследия, оскорбление императора, основание тайных организаций, публичное выступление или распространение сочинений, призывающих к неповиновению законам или иным постановлениям властей и др. квалифицировались как государственные преступления и сурово наказывались. Система наказаний включала в себя смертную казнь, различные виды лишения свободы (тюремное заключение, содержание в крепости, заключение в смирительном доме и др.), штраф и ограничение в правах. Смертная казнь в мирное время назначалась только за государственную измену и спланированное умышленное убийство. Характерной чертой Германского уголовного уложения являлось отсутствие тяжелых средневековых наказаний. Существенным дополнением к Уголовному кодексу явился Уголовно-процессуальный кодекс 1877 г. В соответствии с ним уголовный процесс строился на принципах состязательности, независимости следственного судьи от прокурора, допущения защиты уже на этапе предварительного следствия.