Новости
05.02.17
Закон и мораль в разрешении семейных споров
Закон охраняет семейные ценности и традиции, формирует ответственности сторон семейных взаимоотношений, защищает права и интересы каждого члена конкретной ячейки общества.


подробнее
30.01.17
Вниманию собственников нежилых помещений!!!
Юридическая Компания "АМПАРО" приглашает собственников нежилых помещений и арендодателей к взаимовыгодному сотрудничеству на постоянной основе.


подробнее
27.01.17
Вниманию клиентов Компании и посетителей сайта!!!
Обращаем внимание всех клиентов Компании и посетителей сайта, что телефоны Юридической Компании "АМПАРО" изменились. Актуальную информацию можно найти в разделе "Контакты".
подробнее

Актуальные проблемы организации и функционирования государственного механизма Российской Федерации

Одной из проблем, как разделения властей по вертикали, так и разделения властей по горизонтали в самих субъектах федерации, является практическое отсутствие в них собственной судебной власти и особенно конституционных (уставных) судов, являющихся необходимым элементом системы сдержек и противовесов. В таких субъектах федерации, по существу, отсутствует само разделение властей. По данным на сентябрь 1998 г., только в 13 субъектах Российской Федерации действовали конституционные или уставные суды. Создание таких судов предусмотрено Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. То же самое относится и к институту мировых судей, являющихся, согласно вышеназванному конституционному закону, судами субъектов федерации. Их создание предусмотрено и специальным Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации» от 17 декабря 1998 г. Однако субъекты Российской Федерации не спешат воспользоваться своим конституционным правом на создание собственной судебной системы. В этом, как видно, нет вины федеральной законодательной власти.

Разделение властей по вертикали в Российской Федерации не ограничивается отношениями типа «федерация — субъект». Девять из десяти автономных округов в настоящее время входят в состав соответствующих краев или областей Российской Федерации. Здесь возникает проблема асимметричности федерации в России. В литературе распространено мнение о том, что асимметричность Российской Федерации связана с разнопорядковостью ее субъектов, т. е. с тем, что республики являются государствами и имеют свою конституцию, а остальные субъекты таковыми не являются и имеют не конституции, а уставы и т. п. Однако на самом деле конституции республик и уставы иных субъектов Российской Федерации имеют абсолютно одинаковую юридическую природу и различаются только по наименованию. Это обстоятельство также неоднократно отмечалось в юридической науке. Каждый субъект Российской Федерации, а не только республики, имеет свои органы государственной власти, свое законодательство и другие атрибуты государственности. С этой точки зрения все субъекты Российской Федерации можно назвать государствами в составе России, хотя Конституция России называет таковыми только республики (ч. 2 ст. 5). Впрочем, учитывая проблему суверенитета в федерации, можно сказать и наоборот — ни один субъект Российской Федерации, в том числе и республики, не является государством ввиду отсутствия суверенитета. В любом случае получается, что все субъекты Российской Федерации обладают одинаковым статусом, несмотря на их разнопорядковость. Равноправие субъектов Российской Федерации провозглашается и Конституцией 1993 г. (ч. 1 и ч. 4 ст. 5).

Асимметричность Российской Федерации видится нами только в статусе автономных округов. Реальное вхождение автономных округов в состав соответствующих краев или областей нельзя воспринимать как некий «злой умысел» федерального центра, стремящегося ограничить права автономного округа. Конституция 1993 г. лишь закрепила уже ранее существовавшее в условиях РСФСР вхождение автономных округов в края или области. По этому поводу вполне определенно высказался Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 14 июля 1997 г.: «ч. 4 ст. 66 Конституции Российской Федерации о вхождении края, области носит констатирующий характер. Употребление термина "входящий" означает признание Конституцией Российской Федерации существовавшего до ее вступления в силу положения, согласно которому автономные округа, не оформившие изменение своего статуса, по-прежнему входят в состав соответствующего края или области»: Поэтому стоит согласиться с мнением И. А. Умновой о том, что «асимметричность Российской Федерации в немалой степени представляет собой не объективный, а искусственно созданный феномен...». От себя добавим, что этот «феномен» создан не сегодня, а в предшествующие годы, в условиях советского государства и в русле национальной политики коммунистической партии, допускающей деление народов на великие и малые.

Разработчики Конституции 1993 г. поступили очень мудро, сохранив пресловутую разнопрорядковость субъектов федерации. Иначе мы имели бы, кроме уже существующих, проблемы с республиками, не желающими уравниваться с другими субъектами, с краями и областями, не желающими расставаться с входящими в их состав автономными округами и т. д. В литературе неоднократно предлагалось придание всем субъектам одинакового статуса то ли республик, то ли земель, то ли губерний, зачастую с одновременным упразднением национального характера республик и автономий России. Исходя из изложенных ранее позиций, полагаем, что такое решение вопроса является явно преждевременным. Примечательно, что по этому вопросу даже такой ярый сторонник изменения российской конституции, как О. О. Миронов, высказался следующим образом: «Вот чего, на наш взгляд, не следует делать, так вносить изменения в федеративное устройство страны... Понятно, что наша федерация сложна, асимметрична, ее субъекты разноплановы и основаны на различных принципах. Но при всех недостатках федеративного устройства России его необходимо стабилизировать. Желательно на достаточно продолжительное время установить мораторий на изменение статуса субъектов федерации, на территориальные изменения».

Асимметричность федерации в России на самом деле не такая уж сложная проблема. В упомянутом нами постановлении Конституционного Суда от 14 июля 1997 г. подтверждено право автономного округа на выход из состава края или области. Причем на это даже не требуется согласия органов государственной власти края или области. Если же автономный округ остается в составе края или области, то его отношения с краем или областью могут регулироваться взаимным договором либо федеральным законом, если такое согласие не достигнуто. Возможность непосредственного вхождения автономного округа в состав Российской Федерации косвенно устанавливается и ч. 1 ст. 65 Конституции, в которой не указано, в какие именно края или области входят те или иные автономные округа.

Под асимметричностью Российской Федерации нередко понимают и неодинаковое экономическое, социальное и иное развитие субъектов Российской Федерации. Это действительно так. Но эти проблемы, на наш взгляд, не входят в предмет науки теории права и государства. Они могут изучаться лишь прикладными юридическими науками, например криминологией.

Форму государственного устройства мы понимаем не только с точки зрения деления государств на унитарные и федеративные, но и как определенную степень децентрализации публичной власти. Под публичной властью при этом понимается как государственная власть, так и властные полномочия органов местного самоуправления. Сущность местного самоуправления, к сожалению, очень трудно воспринимается в общественном, политическом и правовом сознании населения, должностных лиц публичной власти, российских политиков. По данным опроса Фонда «Общественное мнение», проведенного в июне 1997 г., на вопрос о том, что собой представляют органы местного самоуправления, не смогли ответить 37% опрошенных. Причем «большее понимание сущности местного самоуправления свойственно жителям сел и небольших городов. Население крупных городов, особенно Москвы и Санкт-Петербурга, гораздо хуже знакомо с содержанием этого понятия». На самом же деле роль местного самоуправления в децентрализации публичной власти трудно переоценить. В данном вопросе мы полностью солидарны с А. Г. Черненко, который пишет, что «именно из-за недопонимания роли и места местного самоуправления в формировании федеративной государственности пока еще не удалось задействовать огромный потенциал низовых звеньев территориального управления, а передача на места новых полномочий проходит пока чисто формально, не отражаясь принципиально на правах местного самоуправления»}^

В целом же разделение властей по вертикали в Российской Федерации проведено достаточно четко. В организации и функционировании государственного механизма России с точки зрения ее государственного устройства в общем-то нет таких серьезных проблем, что существуют в нем с точки зрения формы правления. Форма государственного устройства, как и в прежние периоды развития нашего государства, вновь оказывается более демократичной и более соответствующей правовому идеалу.

В заключение необходимо отметить, что современное федеративное устройство, особенно договорные отношения субъектов с федерацией и между собой, вызывает неоднозначную, а порой и негативную оценку, как в обществе, так и в юридической науке. При этом указывается, что самостоятельность республик и других субъектов является излишней, что требуется стремиться к созданию единой вертикали власти, упразднить местное самоуправление и т. д. Все такие утверждения свидетельствуют об отказе от федеративного устройства, о призыве к унитаризму, Серьезной проблемой являются часто встречающиеся противоречия конституций, уставов, других законодательных актов субъектов федерации конституции России и федеральным законам. Но эти проблемы ни в коем случае нельзя решать отходом от принципов федерализма. Нужно более четкое законодательное регулирование этих вопросов, расширение возможности судебного разрешения возникших споров, повышение политической и правовой культуры представителей как федеральной власти, так и власти субъектов Российской Федераций. Огромная территория Российской Федерации, многонациональный состав ее населения не предполагают никакого иного решения вопроса об ее государственном устройстве, кроме построения подлинно федеративного государства. Об этом красноречиво свидетельствует и многовековый опыт политико-правового развития России. Это лишний раз подтверждает и печальный опыт распада СССР, ибо, как правильно отметил Р. Г. Абдулатипов: «Советский Союз развалился из-за дефицита федерализма. И поэтому непонятно, как крикливые, но не истинные державники могут, с одной стороны, бороться за восстановление Советского Союза, Российской Империи, погибших из-за своею унитаризма, а с другой стороны — выступать за отмену федерации, за пересмотр принципов российского федерализма, за роспуск национальных республик и автономий...» Только за федерализмом будущее России, ее шанс стать подлинно правовым государством.