Новости
05.02.17
Закон и мораль в разрешении семейных споров
Закон охраняет семейные ценности и традиции, формирует ответственности сторон семейных взаимоотношений, защищает права и интересы каждого члена конкретной ячейки общества.


подробнее
30.01.17
Вниманию собственников нежилых помещений!!!
Юридическая Компания "АМПАРО" приглашает собственников нежилых помещений и арендодателей к взаимовыгодному сотрудничеству на постоянной основе.


подробнее
27.01.17
Вниманию клиентов Компании и посетителей сайта!!!
Обращаем внимание всех клиентов Компании и посетителей сайта, что телефоны Юридической Компании "АМПАРО" изменились. Актуальную информацию можно найти в разделе "Контакты".
подробнее

Становление и развитие государственного механизма России в дореволюционный период

Россия — государство с многовековыми традициями, со своими уникальными особенностями и опытом организации государственного механизма, с постоянными, порой зигзагообразными переходами от восточного к западному пути развития и наоборот. Государственный механизм России на протяжении почти всего исторического развитии строился по принципу единовластия с нечастыми попытками перехода к разделению властей. Форма ее правления характеризуется многовековой монархией с резким переходом в начале XX в. к республиканской форме правления. Государственное устройство России представляет собой, особенно в последние два столетия, переплетение унитаризма и федерализма с большим опытом автономизации. Тоталитаризм, авторитаризм и борьба за демократию — вечные спутники России в сфере ее политического режима. С изложенных позиций изучение государственного механизма России представляет собой несомненный интерес, поскольку позволяет выявить тенденции перехода от механизма неправового государства, каковой была Россия на протяжении многих веков, к механизму правового государства, каковой наша страна провозглашает себя ныне.

Становление и развитие государственного механизма России невозможно осветить, не придерживаясь какой-либо строгой хронологизации ее многовековой истории. Традиционная периодизация, принятая в советской исторической науке по социально-экономическим формациям, для этой цели подходит мало, хотя ею еще часто пользуются в современной истории права и государства. В то же время нередко используется и иная периодизация, непосредственно не связанная с социально-экономическими формациями, хотя и упоминания о них до конца не исчезают. Так, И. А. Исаев, выделяя 10 этапов истории государства и права России, вторым этапом ее считает период самостоятельных феодальных (здесь и далее выделено нами. — Э. Г.) государств Древней Руси (XII-XV вв.). Пятый этап, по И. А. Исаеву, — Российская Империя периода перехода к буржуазной монархии, а шестой — Россия в период буржуазно-демократической республики. К тому же периодизация, принятая в историко-юридической науке, для целей нашего исследования слишком громоздка. Так, если упомянутый нами И. А. Исаев выделяет 10 этапов истории государства и права России, то у Ю. К. Краснова их насчитывается даже 16. Такая разветвленная периодизация, впрочем, вполне применима для специального изучения всей истории государства и права России. Для исследования же государственного механизма России достаточно было бы использовать более краткую периодизацию, которая отразила бы специфику коренных преобразований в формах правления, государственного устройства и политического режима в России.

В этой связи заслуживает внимания предложенная еще в 1974 г. Г. Б. Гальпериным и А. И. Королевым периодизация отечественной истории государства и права в зависимости от изменения формы правления. Ю. П. Титов, критикуя эту позицию и ратуя за периодизацию по социально-экономическим формациям, пишет, что «...вы деление самостоятельного периода... феодальной раздробленности не может быть объяснено лишь развитием формы феодальной монархии, ибо наряду с феодальной монархией возникла и другая форма феодального государства боярские аристократические республики в Новгороде и Пскове. Следовательно, за основу выделения этого пери ода берется само развитие феодализма».

На это можно возразить, что в период «феодальной раздробленности», как явствует из самого его наименования, единого российского государства не существовало. Поэтому и говорить о какой-либо единой форме правления в России в тот период нет смысла. Как будет показано в дальнейшем, нет оснований утверждать и о существовании единого государства в предшествующий Киевской Руси период.

До становления Московского государства, которое в истории называют еще и централизованным, на наш взгляд, существовали отдельные древнерусские государства, объединенные в IX-XII вв. в некий конфедеративный союз под эгидой Киева. То, что называется «феодальной раздробленностью», есть естественное продолжение древнерусской государственности. Все конфедерации рано или поздно либо распадаются, либо преобразуются в федерации. Поэтому вполне закономерно первым этапом становления государственного механизма России считать период Древней Руси, включая и Киевскую Русь, и «феодальную раздробленность». Этот период, естественно, может быть разбит и на более мелкие этапы.

Для исследования государственного механизма России периодизации по одним лишь формам правления явно недостаточно. Не менее важное значение имеют в этом аспекте и формы государственного устройства. На их изменениях также можно построить вполне научную периодизацию. Период XV-XVII вв. в историю вполне справедливо вошел под названием периода централизованного государства, которое называют еще Московским и Русским (Московским) государством, Московской Русью. По форме государственного устройства Россия в то время — типичное унитарное централизованное государство. Лишь в 1654 г. в составе России появляется первая национальная политическая автономия — Украина. Но это уже был закат Московского государства, преддверие качественно нового этапа в истории России — Российской империи. Таким образом, с точки зрения формы правления Московская Русь была монархией, а по форме государственного устройства унитарным централизованным государством. Период Московского государства — крупный этап в развитии государственного механизма России.

Следующим большим этапом в истории государства в России, является период империи, или петербургский период. Россия официально провозглашена империей в 1721 г. Однако на самом деле этот этап начинается немного раньше — с самого начала коренных петровских преобразований, с начала XVIII в. В период империи, вплоть до 1917 г., Россия по форме правления продолжает оставаться монархией с постепенным переходом от монархии абсолютной к монархии ограниченной. По форме государственного устройства Российская Империя на всем протяжении своей истории являлась унитарным децентрализованным государством с автономными образованиями (Финляндия, Польша, Бухарский и Хивинский эмираты, Тува). Таким образом, по форме правления и еще в большей степени по форме государственного устройства Россия в период империи значительно отличается от Московского государства. Это два качественно новых этапа становления и развития государственного механизма России.

К этому этапу непосредственно примыкает, естественным образом вытекая из него, период с февраля по октябрь 1917 г., который часто называют периодом демократической или буржуазно-демократической республики. Это не совсем соответствует действительности. Республикой Россия была официально провозглашена только 1 сентября 1917 г. После отречения Николая II от престола 3 марта 1917 г. Россия юридически оставалась монархией, но без монарха. Провозглашенная в сентябре 1917 г. республика не подходит по своим признакам ни к одной из известных разновидностей республиканской формы правления, основанных на разделении властей. Окончательно вопрос о форме правления в России должен был решиться Учредительным собранием. Форма государственного устройства в этот период, который условно мы назовем периодом Временного правительства, продолжает характеризоваться унитарным децентрализованным государством со все усиливающейся автономизацией национальных окраин. Период Временного правительства нельзя признать и переходным к новому, советскому этапу нашей истории. Поэтому указанный период, учитывая его органическую связь с этапом империи и его кратковременность, мы не выделяем в какой-либо отдельный этап, а рассматриваем как примыкающий к предшествующему.

Последующий, советский этап развития государственного механизма характеризуется качественным своеобразием. Поэтому государственный механизм СССР будет рассмотрен отдельно .

Таким образом, при дальнейшем исследовании мы будем исходить из следующей периодизации становления и развития государственного механизма России до 1917 г.

1. Период Древней Руси (X-XV вв.).

2. Период Московского государства (XV-XVII вв.).

3. Период Российской Империи и Временного правительства (XVIII В.-1917 г.).

Учитывая неразрывную связь механизма государства с его формой, в дальнейшем мы рассмотрим становление и развитие государственного механизма России в связи с формами правления и государственного устройства, существовавшими в исторической ретроспективе.

По форме правления Россия вплоть до 1917 г. была монархическим государством. Монархия, как известно, имеет много разновидностей. При этом различия между абсолютной и парламентской монархиями позволяют характеризовать их как весьма разные формы правления. В первом случае монархии неизменно сопутствуют единовластие (во всяком случае, по горизонтали), антидемократический политический режим, неправовое государство и его механизм. Парламентская монархия вовсе не исключает, а, наоборот, предполагает разделение властей, демократический политический режим, правовое государство и его механизм. Другие формы ограниченной монархии характеризуются переходом к разделению властей, к демократическому, правовому государству. Естественный, цивилизованный ход развития монархии идет именно таким эволюционным путем — от абсолютной монархии к ограниченной, наиболее распространенной формой которой является парламентская монархия. Не является в этом отношении исключением и Россия. Но ход естественного развития российской монархии был прерван в 1917 г., в результате чего Россия парламентской монархией так и не стала.

Монархия — вполне естественная форма правления для всех стран, история становления которых относится к средним и более ранним векам. Государственность в Древней Руси возникает в IX в. Все древнерусские государства формируются как монархии. Монархи назывались князьями, а возглавляемые ими государства — княжествами. Что касается разновидности формы монархического правления древнерусских княжеств, то в истории права и государства ее часто характеризуют как раннефеодальную монархию. Однако общепризнанное деление монархий на отдельные разновидности, принятое в общей теории права и государства, обычно не знает такой формы правления, как раннефеодальная монархия. Иногда она рассматривается как одна из разновидностей феодальной монархии наряду с сословно-представительной и абсолютной монархиями либо как одна из разновидностей феодального государства наряду с сословно-представительной и абсолютной монархиями и аристократической республикой. В то же время раннефеодальная монархия всегда выделяется в качестве формы правления исследователями-историками права и государства как России, так и зарубежных стран. При характеристике раннефеодальной монархии обычно выделяют слабую связь между отдельными частями государства, слабую власть монарха, ограниченную либо народными собраниями (в Древней Руси — вече), либо аристократическими учреждениями. Следуя таким характеристикам, следовало бы прийти к выводу, что раннефеодальная монархия является ограниченной. Отсюда можно перейти и к выводу о разделении властей со всеми вытекающими последствиями — вплоть до признания функционирования механизма правового государства. Но вполне очевидно, что на таких ранних этапах развития человечества ни о чем подобном не может идти и речи.

На некоторую условность термина «раннефеодальная монархия» указывал авторитетнейший историк государства и права 3. М. Черниловский. Он считал, что «в этом не совсем точном термине содержится указание на своеобразный переходный (выделено нами. — Э. Т.) характер ранней феодальной монархии» и что такая форма монархии «вынуждена была до известного момента уживаться со старинными, идущими от родового общества формами самоуправления»." Примерно такого же мнения придерживается и известный русский юрист, приверженец монархической формы правления для России Л. А. Тихомиров. Являясь сторонником норманнской теории происхождения древнерусского государства, он полагает, что с призванием варяжских князей монархия еще не сложилась, а власть монарха еще долгое время сочеталась с органами родового самоуправления — народными вече и сложившимся впоследствии аристократическим самоуправлением. Власть князя становится со временем все более неограниченной, народные вече (за исключением Новгорода и Пскова) утрачивают свое значение и постепенно исчезают. Период Древней Руси, как и аналогичные этапы развития других стран, было бы более уместным назвать периодом становления абсолютной монархии. Слабая власть монарха в этот период была обусловлена вовсе не демократическим развитием общества, а пережитками родового строя. Поэтому форму правления в государствах Древней Руси правомернее считать абсолютной монархией, хотя и в стадии становления.

Такое утверждение будет верным для большинства древнерусских княжеств, за исключением Новгорода и Пскова. В литературе эти города-государства почти единодушно именуются республиками с прибавлением прилагательных «вечевая», «боярская» или «аристократическая». Республиками Новгород и Псков называют скорее по аналогии с северо-итальянскими городами Венецией, Генуей, Флоренцией и другими. Ричард Пайпс пишет: «Сложившийся в Новгороде порядок правления во всех своих главных чертах напоминал форму, известную из истории средневековых городов-государств Западной Европы». Это, на наш взгляд, очень верное замечание. Форма правления в Новгороде и Пскове действительно напоминала — но и только — форму правления в городах Северной Италии. Главное отличие русских городов-государств от европейских было в том, что в них все же был монарх. В период Киевской Руси, которую мы характеризуем как конфедеративный союз, князь Новгорода, подобно князьям других княжеств, «сажался на стол» великим киевским князем. В тот период, который называется феодальной раздробленностью, Новгород мог приглашать к себе любого из русских князей.

Правовое положение новгородского князя не оставляет сомнений в том, что он не был абсолютным монархом. Князь выполнял функции главнокомандующего и обладал высшей судебной властью. Все остальные рычаги власти были сосредоточены во вполне республиканских учреждениях — вече и у посадника со своим аппаратом управления. Нельзя, однако, утверждать, как это делает Ричард Пайпс, что в Новгороде князь напоминал выборного президента. Президент является либо главой государства, либо главой исполнительной власти. Новгородский, равно как и псковский князь, ни тем, ни другим не был. Выборность князя тоже не свидетельствует об идентичности его поста президентскому. Президентом может стать любой гражданин, обладающий пассивным избирательным правом. Новгородский и псковский князья избирались вече из числа княжеского рода Рюриковичей, т. е. из ограниченного круга лиц высокого княжеского происхождения.

Если уж проводить исторические аналогии, то более уместным, на наш взгляд, будет сравнить форму правления в Новгороде и в Пскове со строем будущей Речи Посполитой — польско-литовского государства. В Речи Посполитой был выборный король, действовал законодательный сейм, имелось широкое шляхетское самоуправление. Аналогия эта тем более уместна, если вспомнить исторические корни возникновения Речи Посполитой.