Новости
05.02.17
Закон и мораль в разрешении семейных споров
Закон охраняет семейные ценности и традиции, формирует ответственности сторон семейных взаимоотношений, защищает права и интересы каждого члена конкретной ячейки общества.


подробнее
30.01.17
Вниманию собственников нежилых помещений!!!
Юридическая Компания "АМПАРО" приглашает собственников нежилых помещений и арендодателей к взаимовыгодному сотрудничеству на постоянной основе.


подробнее
27.01.17
Вниманию клиентов Компании и посетителей сайта!!!
Обращаем внимание всех клиентов Компании и посетителей сайта, что телефоны Юридической Компании "АМПАРО" изменились. Актуальную информацию можно найти в разделе "Контакты".
подробнее

Дальнейшая дифференциация знаний о государстве и праве

Многие десятилетия в советской юридической науке почти безоговорочно господствовал тезис о единстве и неразрывности государства и права. Утверждалось, что они возникли и функционируют одновременно, а с построением коммунистического общества одновременно отомрут. Вместе с тем постулировалась и неравнозначность этих понятий, предполагался приоритет государства перед правом, а само государство либо государственная власть, согласно официальной доктрине, признавались единственным источником права. Поэтому вовсе не удивительно, что наиболее общие закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права весьма длительное время изучались и продолжают изучаться единой общетеоретической наукой — теорией государства и права. Само название данной науки подчеркивает как единство, так и неравнозначность государственно-правовых явлений, поскольку слово «государство» расположено все-таки на первом месте.

Современные подходы к исследованиям государственной и правовой действительности дают все основания к кардинальному пересмотру вышеназванных положений, а также позволяют со всей остротой поставить вопрос и о будущем фундаментальной юридической науки — теории государства и права.

Действительно ли государство и право суть две стороны одного и того же явления, действительно ли они едины и неразрывны и не могут существовать друг без друга. Последние данные науки государства и права зачастую опровергают эти догмы. В таком случае вполне закономерен вопрос и о дифференциации некогда единой науки на самостоятельные отрасли знания — теорию государства и теорию права. Справедливости ради надо отметить, что вопрос этот стал подниматься не сегодня и даже не в последние годы. Еще в начале 60-х гг. о необходимости выделения отдельной науки — теории права писал С. С. Алексеев, который с завидным постоянством и упорной последовательностью отстаивает эту идею и по настоящее время.

Еще более радикально по этому поводу высказывались в конце 70-х гг. А. А. Тилле и Г. В. Швеков, которые предложили разделить теорию государства и права на теорию государства, теорию права, методологию права и философию права.

Эти и подобные им теоретические предложения в наши дни постепенно обретают реальное воплощение в жизнь. Особенно бурное развитие сегодня получает общая теория права. Только в последние годы вышли в свет такие работы, как «Курс лекций по общей теории права» под редакцией В. К. Бабаева (1993), учебник «Теория права», написанный Р. В. Лившицем (1994), учебник «Общая теория права» под редакцией А. С. Пиголкина (1996), учебное пособие «Введение в теорию права» под редакцией В. П. Сальникова (1996).

Получает свое зримое оформление и социология права, представленная учебником В. Н. Кудрявцева и В. П. Казимирчука «Современная социология права» (1996). Медленно, но тем не менее уверенно прокладывает путь к относительному обособлению от общей теории государства и права и такая ее отрасль, как философия права. Предпринимаются попытки определить предмет этой науки, вышла в свет и первая учебная литература по философии права. Немного сложнее стоит вопрос с выделением в отдельную отрасль теории государства. На этот счет высказывались и продолжают высказываться серьезные сомнения.

Среди обширной научной литературы по теории государства и права на сегодняшний день имеется, к сожалению, лишь одна серьезная монография по теории государства, принадлежащая перу В. О. Тененбаума. Тем не менее вопросы, касающиеся государствоведческой тематики в соотношении с общей теорией права, неоднократно встречаются в других работах общетеоретического характера.

Прежде всего хочется отметить своеобразную позицию С. С. Алексеева, последовательного, как уже говорилось, поборника «чистой» теории права. Поскольку общая теория государства и права включает в себя кроме правовой и государственную тематику, С. С. Алексеев считает, что эта наука по указанной причине «никогда не была юридической наукой и в науку юридическую по самой своей природе преобразована быть не может». Правда, в более поздней своей работе С. С. Алексеев уточняет, что «теория государства и права по своей природе не должна быть юридической наукой, но она становится таковой фактически в силу того, что ее содержание все более насыщается социальной правовой проблематикой».

В общем виде смысл рассуждений С. С. Алексеева сводится к тому, что общая теория государства и права является наукой либо философского, либо социологического характера. Он высказывает мысль о необходимости параллельного существования общей теории права как науки юридической, а также теории политической организации общества, в которую предлагает включить вопросы теории государства. Причем последней науке С. С. Алексеев отказывает в юридическом характере. Позиция С. С. Алексеева в свое время была подвергнута резкой критике Д. А. Керимовым, который придерживается точки зрения о неразрывной связи государства, права и из чего делает вывод, что право является категорией политической, а теория государства и права, на его взгляд, представляет собой единую политико-юридическую науку. Он выступает против выделения «чистой» теории права, считая, что она не имеет собственного предмета изучения. Вместе с тем, совместно с Б. И. Шейндлиным, он отказывает и в праве на существование отдельной отрасли знаний — теории государства, считая, что это «непонятное соединение общей теории права с одной из конкретных наук — государственным правом».

Нельзя не отметить и еще одну любопытную точку зрения, высказанную украинским юристом П. Е. Недбайло. Он читает, что теория государства и права — наука только юридическая, потому что она: «изучая правовую организацию государства и правовые моменты его деятельности, изучает его как явление политическое, но с юридической стороны, в то время как другие стороны государства изучаются историческим материализмом, политэкономией и другими социальными науками»

П. Е. Недбайло, вслед за С. С. Алексеевым, признает как отдельную отрасль знаний теорию политической организации общества и не относит ее к юридическим наукам, справедливо полагая, что понятие «политическая организация общества» шире понятия «государство» и включает в себя также партийные и непартийные организации и объединения, производственные коллективы, все другие организации общества.

Есть точка зрения и о том, что теория государства и права есть наука прежде всего политическая, так как сферы государственной и правовой жизни, государство и право вместе можно назвать государственностью, которая и является предметом теории государства и права.

В. О. Тененбаум, автор единственной крупной монографии по теории государства, высказал весьма оригинальную, на наш взгляд, точку зрения об одновременном существовании теории государства и права и теории права и государства.

На первый взгляд такая постановка вопроса кажется маловразумительной. Однако определенная логика в рассуждениях В. О. Тененбаума есть. Он считает, что «...право является инструментом и материалом для изучения государства. Государство является инструментом и материалом для изучения права. Знание права является предварительным условием и методологической предпосылкой для познания государства, точно так же как знание государства и его специфики является методологической предпосылкой для познания права. ...И в этом смысле теория государства есть теория государства и права, а теория права есть теория права и государства с той лишь разницей, что государствовед подчиняет исследования права исследованиям государства, его правовые выводы носят как бы подсобный характер, а правовед, напротив, исследования государства подчиняет правовым исследованиям». Далее в своей работе автор высказывается за самостоятельное развитие теории государства и теории права, но они тем не менее имеют единый метод политико-правового анализа, что дает возможность сформулировать пограничные проблемы для этих двух теорий, выявить такие феномены, государствоведческий характер которых тождествен правоведческому.

Отрадно отметить, что в последние годы издан целый ряд новых учебников, другой учебной литературы по общетеоретической правовой проблематике. Как же в них отражается интересующий нас вопрос.

В. К. Бабаев по этому поводу отмечает, что теоретически и практически оправданна разработка проблем государства и права не в составе единой юридической науки — теории государства и права, а в рамках самостоятельных наук — теории государства и теории права. При этом теорию государства, как формирующуюся учебную дисциплину, по мнению В. К. Бабаева, можно преподавать в рамках уже изучаемой в учебных заведениях дисциплины — политологии. С этим, в принципе, согласны также А. Б. Венгеров и А. С. Пиголкин.

Другие авторы (В. В. Лазарев и Е. И. Темное, Л. И. Спиридонов) подчеркивают единство теории государства и права, но вместе с тем не имеют и принципиальных возражений против дифференциации ее на две составные части — теорию государства и теорию права.

Наконец, третьи по-прежнему сохраняют верность тезису о неразрывном единстве государства и права и не допускают разделения теории государства и права.

С чем же связано такое многообразие подходов к рассматриваемой проблеме. Представляется, что ответ на поставленный вопрос лежит, в общем-то, на поверхности. Все дело в том, как те или иные исследователи представляют себе соотношение государства и права. Осмелимся предположить, что в современных условиях это основной вопрос юридической науки, подобно основному вопросу философии о том, что первично — бытие или сознание. Так же обстоит дело и в теории государства и права. От решения проблемы первичности либо вторичности государства или права, а также о том, неразрывны ли они либо представляют собой относительно самостоятельные явления, зависит, в конечном счете, и будущее теории государства и права в смысле единого либо дифференцированного изучения и преподавания теории государства и теории права.

Все существующие по этому поводу точки зрения можно разделить на две основные.

Первая — «этатистская» — точка зрения основана на приоритете государства перед правом. Она долгие годы превалировала в нашей науке. Право, согласно этой концепции, является исключительно продуктом государства, оно создается им и им же обеспечивается проведение правовых предписаний в жизнь. Право в этом случае неизменно отождествляется с законом, а другие источники права, в частности обычаи, признаются правом только в случае санкционирования их государственной властью. Именно так представлено соотношение государства и права в фундаментальном труде М. А. Аржанова, в упоминавшейся монографии Д. А. Керимова. Сегодня со всей очевидностью становится понятна неприемлемость «этатистского» подхода к соотношению государства и права, практическое воплощение этой теории означает не что иное, как произвол государства, полное бесправие, отсутствие основных прав и свобод человека и гражданина. Говорить о праве в таком государстве вообще проблематично. К сожалению, и в наши дни нет-нет да и встречаются подобные суждения о приоритете государства. Так, С. А. Комаров утверждает, что: «право создается государством, которое должно быть связано правом». Здесь имеет место весьма неуклюжая попытка совместить «этатистскую» точку зрения с противоположной, предполагающей приоритет права перед государством. Данный тезис абсолютно нелогичен: раз государство создает право, то оно в любой момент может и отменить созданные им же нормы права, не связывая себя их выполнением. Любопытно вспомнить в этой связи, что еще известный дореволюционный русский юрист Г. Ф. Шершеневич, тоже, между прочим, признававший государство единственным источником права, вместе с тем совершенно определенно и вполне откровенно отметил, что оно (государство) со всей очевидностью не может быть обусловлено правом и «государственная власть оказывается над правом, а не под правом»

К этой точке зрения в советской юридической науке органически примыкал тезис о неразрывности государства и права. Вкратце его можно выразить следующим образом: государство и право, во-первых, одновременно возникают; во-вторых, одновременно функционируют; и, наконец, одновременно отомрут с построением коммунистического, бесклассового общества.

На самом деле все эти утверждения при более внимательном подходе, включая и анализ произведений классиков марксизма-ленинизма, могут быть опровергнуты исходя из следующих аргументов.

1. Раз право является продуктом государства, то очевидно, что государство должно и возникнуть ранее права. Поэтому об одновременности возникновения государства и права говорить по крайней мере нелогично.

2. Поскольку одновременность возникновения государства и права, таким образом, подвергается сомнению, то встает закономерный вопрос: что же возникло ранее — государство или право.

Теперь самое время обратиться ко второй, противоположной точке зрения, которая возникла в русле естественноправовых школ и постулирует в первую очередь приоритет права перед государством. С этой точки зрения право возникает ранее государства, а последнее всей своей деятельностью призвано обеспечить выполнение правовых предписаний. Так ли это на самом деле. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к такому источнику права, как обычай. Этому источнику права в отечественной юридической науке, по нашему мнению, было уделено незаслуженно мало внимания, и, как оказывается, совершенно напрасно. Обычай — наиболее древний источник права; он не исходит и не может исходить от государства, ибо представляет собой правило поведения, сложившееся в результате многократного повторения его людьми и отразившееся в общественном сознании как общеобязательное.